Перекресток «ЛГ». Канат Умбетов: «Все время хотел помогать людям»

У этого человека нет ученых званий или больших достижений в спорте, однако он – один из тех, кто хочет сделать наш город лучше. И по возможности делает это. Интервью корреспондентам «ЛГ» дал основатель общества автолюбителей «Zello-Кокшетау» Канат Умбетов. В нем он рассказал, почему до сих пор не исполнилась его мечта детства, почему считает поправки в Закон «О дорожном движения» антинародными, и о том, для чего он ходил к заместителю начальника УВД города.

 

Родился 16 мая 44 года. Окончил Щучинский ЦПТУ (тракторист-машинист широкого профиля).

 

– Расскажите о сообществе «Zello». Когда возникла идея его создания?

– Прошло уже более двух лет, как я создал канал. Когда-то работал таксистом, и мне пришла мысль открыть свою фирму по перевозке пассажиров. Позже в Интернете познакомился с программой «Zello». Мне стало интересно, скачал это приложение. После я создал канал «Такси Кокшетау», который затем преобразовался в «Кокшетау ­– живой эфир». Там мы и общались, посредством телефона выясняли, кому чем надо помочь, и оперативно реагировали на просьбы.

 

Потом я узнал, что подобный канал в Астане. Как-то, подключившись к нему, услышал, что пропал ребенок, больной ДЦП, родственники просят помощи в поисках у водителей. На этом канале на том момент «сидело» более тысячи человек. Так вот совместными усилиями они нашли этого ребенка быстрее, чем полиция.

 

Мне тоже захотелось делать такие полезные дела. После этого я создал еще один канал и назвал его «Кокшетау – Онлайн водители». Сейчас там более двух тысяч подписчиков. Однако теперь канал немного потерял актуальность, так как полицейские патрулируют город на автомобилях. До этого мы же предупреждали других – там стоит полицейский, аккуратней. Взаимопомощь хорошая была. Благодаря этому каналу, тем людям, кто в нем состоит, даже была создана семья. Я этим горжусь.

 

– Какие благотворительные акции вы проводите?

– Например, в позапрошлом году мы вывезли 25 детей, больных ДЦП, в Боровое. Из числа «зелловцев» нашли автобусника, он поговорил со своим шефом об этой акции, тот без вопросов дал разрешение. Почему 25? Потому что с каждым из них был еще один взрослый, дети ведь сами не могут передвигаться. Итого 50 человек получилось. Вы бы видели, какое счастье было в глазах детей, когда они просто ехали в автобусе. В Боровом они увидели разных зверей, гуляли по лесу. Мне было очень приятно то, что мы сделали это с командой.

 

Также мы ездили в щучинский Дом малютки, предварительно закупив для детишек то, что там попросили – диетическое печенье, распашонки, постельное белье, памперсы. Нас поддержали и другие организации города. Руководство Дома были рады, и мы тоже.

 

На 9 мая мы с ребятами собрали раритетные авто и проехались по городу. Получилось эффектно – люди аплодировали, когда машины проезжали. Также ко мне обращались организаторы «Бессмертного полка», чтобы я организовал музыку. Все было сделано!

 

– Говорят, вы создали группу в «Одноклассниках» «Отдам даром или за вкусняшку!» Расскажите об идее ее создания. Много ли тех, кто готов поделиться нажитым просто так?

– Да, таких людей много. Активность в группе очень хорошая. Кто-то вещи просто так отдает, кто-то мебель. Однако бывают и свои нюансы. Мне даже звонили и плакали, мол, меня обидели вашей группе. Я пытаюсь вести ее так, чтобы люди друг другу не осуждали. Например, одна девушка «выложила» ведро, а другая написала, что его пора уже выкинуть. Я ей написал, чтобы она оставила свое мнение при себе, ведь кому-то это ведро может пригодиться в хозяйстве. Написал, что запросы у всех разные – если вам оно не надо, то кому-то пригодится. Вообще к каждому человеку надо относиться с уважением. Не хочу, чтобы люди делились по социальному положению.

 

– Это не единственная ваша группа?

– Также есть группа «Кокшетау – блог о жизни города». Там я выступаю в роли модератора, активно принимаю участие. Там мы показываем проблемы, хотим, чтобы власти заметили и быстро приняли меры по их устранению. И группа действительно помогает. Например, после размещения фотографии моста, который ведет из «Палатгородка» на «Элеватор», его подремонтировали. Вживую трудно до власти достучаться, в соцсети же показал проблему – они ее увидели и быстро реагируют.

 

– Вы участвуете в поисках пропавших людей. Порой их находят уже не живыми. Не тяжело пропускать все это через себя? Переживаете над их судьбами?

– Помню, искали девочку Эльмиру целую неделю. Конечно, тяжело через себя пропускать. Думаешь постоянно – как она, где. Новости ведь читаешь – там зарезали, тут педофил изнасиловал. Так что с одной стороны даже радовались, что не могли ее найти, ведь тогда оставался хоть какой-то шанс найти ее живой. Так и случилось – эта девушка села на первый попавшийся автомобиль и уехала на юг Казахстана.

 

Также мы искали Николая Кулаковского, которого убийца, как выяснилось позже, расчленил. Подозреваю, что полиция особо его не искала, пока мы, добровольцы-волонтеры, не начали. Как-то я сказал, что нужна лодка и болотные сапоги для обследования одного места. Позже выяснилось, что я указывал на то место, где его впоследствии и нашли.

 

Также был координатором поисков Владислава Шеллера – девятилетнего мальчика из Темиртау, который пропал 29 декабря 2015 года. Я из Кокшетау подсказывал, как следует искать. К сожалению, его так и не нашли. Держу связь с отцом мальчика до сих пор.

 

Я даже к полицейским заходил, предлагал свои услуги. Если бы они мне оперативно скидывали информацию о пропавших людях, я бы собирал волонтеров на поиски. Мы могли внести хорошую лепту. Мне сказали: «Да-да, хорошо!», записали телефон, и на этом все.

 

Но есть, конечно, и другая сторона медали – они не могут всем подряд предоставлять информацию. Ведь преступник может быть и среди волонтеров, он будет знать, где и как ведутся поиски. Был случай, когда в Темиртау потерялся ребенок. Так вот, как выяснилось позже, его убийца как раз таки и был среди волонтеров – он ходил на поиски, показывал переживание. Но его все равно вычислили.

 

Также я заходил к замначальника УВД города, говорил, что мог бы оказывать помощь в поиске угнанных автомобилей. Но он мне задал такой вопрос: «Вы уверены в тех, кто сидит у вас на канале?» Но я не могу отвечать за каждого, ведь на канале нет регистрации, вступить туда просто. Я с ним согласился. Однако мы просто хотим помочь городу, люди горят желанием.

 

– Можно ли назвать Кокшетау городом добрых людей? Многие ли откликаются на просьбы о помощи?

– Отвечу так – нет хороших организаторов. Например, у меня есть идея, но нет возможности это сделать – открыть социальное кафе для пожилых людей. Им же делать нечего. Попробуйте с какой-нибудь бабушкой или дедом поговорить, заметите, что у него острая нехватка общения. Они будут тебя держать, пока все истории не расскажут. Их очень много.

 

Так вот, наши благотворители могли бы покупать продукты, платить за аренду здания. А старики там сидели бы и общались. Я уверен, что многие успешные бизнесмены города поддержали бы эту идею и сами помогали. Они тем самым отдают дань старшим. Завтра наши родители будут такими, мы будем такими! Если бы у меня были деньги, я давно бы нашел здание, стулья-столы, настольные игры.

 

Нужно больше внимания уделять тем людям, которые хотят что-то хорошее сделать для города и в целом для страны. Они бы создавали прекрасные проекты, тогда добрых людей стало бы больше.

 

– Когда депутатам предлагают на обсуждение очередные поправки в правила дорожного движения, как Вы реагируете? Были такие, которые Вас обрадовали, посчитали их эффективными?

– Никаких эффективных поправок нет! Например, сделали парковки для инвалидов. Посмотрите, там столько машин ставят! Хотя за это нарушение очень большие штрафы. Стараются на пополнение бюджета работать? У нас только такая мысль приходит. Они думают, если повысят штрафы, то люди не будут нарушать? Может быть, единицы, а остальные как нарушали, так и будут продолжать. Прежде чем принять какую-то поправку, ее нужно обсудить, посмотреть со всех сторон. У нас зарплаты по 40-50 тысяч, а штраф может составлять 100 000. Куда это годится? Их законы просто не работают.

 

– А как Вы относитесь к тому, что госслужащим теперь много чего запрещено? Целый кодекс разработан…

– Они не имеют право пойти в кафе, просто посидеть. Не люди, что ли? Для чего их загонять в такие рамки? Наше Правительство неправильно работает, я вижу это со стороны простого человека. У нас один раз попался, значит, все – ты никто.

 

– Своих детей когда за руль посадите? Они сами сдавали на права? Когда сами впервые сели за руль?

– Впервые я сел за руль в 7 классе. У меня сын, ему 18 лет, и он отучился еще по школьной программе, сдал экзамен и получил права. В этом плане я ему не помогал, у меня и связей-то нет в ГАИ.

 

Недавно в Интернете прочитал, что отца оштрафовали за то, что он 17-летнего сына учил водить. Получается, все нарушители, кто своего 14-15-летнего ребенка учит вождению? Я не вижу здесь никакого нарушения. Я своего тоже учил – в 14 лет мы выезжали на автодром. 18-летнему водителю нужен опыт, если его нет – на дорогах будет больше аварий, соответственно, и смертей.

 

– Исполнилась ли какая-нибудь ваша мечта из детства?

– Нет, наверное, не исполнилась. Даже будучи маленьким ребенком, я хотел, чтобы не было войн. Нет того, о чем я мечтал. Но мечта эта жива до сих пор. Когда будет во всем справедливость, тогда я скажу, что моя мечта сбылась.

 

О чем я вообще мечтал? Все время хотел помогать людям, и делаю это по возможности. В этом плане моя мечта, возможно, и сбылась.

 

«Перекресток» подготовили:

Вадим БЕГУН

Айя КАЛЯГИНА

Любовь ПИСТОВНИКОВА

Рашида МУХАМЕТКАЛИВА

Татьяна КОНДРАТОВИЧ

Фото Влады КНЫШ

Опубликовано: 17.05.2017
Сообщить об ошибке