Сорок веков назад

Археологи раскопали курганы возрастом в четыре тысячи лет близ Кокшетау. Внутри было обнаружено несколько скелетов эпохи бронзового века, а также кувшины, которые за сорок веков прекрасно сохранились. В этом сакральном месте еще есть около трех сотен таких могильников.

 

Казахстан обладает богатой историей. На его территории расположены тысячи памятников различных эпох и тысячелетий. Акмолинская область – не исключение. Здесь буквально под ногами кроются древние захоронения, городища. Из года в год Центр по охране и использованию историко-культурного наследия ведет работу по спасению этих памятников. Его активно поддерживают наши исполнительные органы, аким региона Малик Мурзалин, который и сам, как говорят, активно интересуется историей и археологией.

 

Совсем недавно вновь возобновились раскопки рядом с Кокшетау. Оказывается, всего в паре десятков километров от областного центра находится бесценное по своему историческому значению урочище Кошкарбай. Археологи давно называют его между собой заповедником. Корреспонденты «ЛГ» прибыли туда с Куанышем Шакшаковым, директором Центра.

 

– Это удивительное место, – говорит он. – Оно окружено сопками, здесь не гуляют сильные ветра, рядом протекает река Чаглинка. Издревле люди селились у источников воды, раньше тут шумели леса.

 

Эту территорию населяли те, кого сейчас называют в научных трудах андроновцами. Они жили в бронзовом веке, во втором тысячелетии до нашей эры, то есть четыре тысячи лет назад. Сейчас от них остались лишь могильники, но зато какие!

 

Номер 18

 

Мы прибыли на могильник Кеноткель-18. Называется он так по ближайшему топониму – селу. Их тут более 300, а 18 – порядковый номер. Относится к андроновской историко-культурной общности, существовавшей 4 тысячи лет назад.

 

– В научный оборот он был взят еще в 70-х годах прошлого века во время исследований Кемаля Акишева, открывателя золотого человека, – рассказывает Шакшаков. – Мы же проводим охранно-спасательные работы. Наш Центр, где базируется археологическая экспедиция, не гонится за сенсациями и открытиями, для нас главное – сохранить. Через эти места проходила дорога – люди пасли скот. Лет через пять мы могли их потерять, курганы бы разрушились.

 

В результате работ эти памятники не будут потеряны. Их станут использовать как презентационные, то есть на показ туристам, школьникам, студентам. На сегодняшний день тут раскопали пять курганов. В трех из них были элементы кремации.

 

– Человека захоронили и сожгли – это говорит о культе огня, – объясняет директор Центра. – В двух есть элементы срубной культуры – андроновца хоронили в позе эмбриона. Люди бронзового века верили – в какой позе человек пришел в мир, в такой он и должен уйти в царство мертвых. Тогда у них было многобожие. По их верованиям, земля была квадратной формы и заключена в круг.

 

Такой формы и их могилы. Корреспонденты «ЛГ» увидели восстановленные и старинные, из тех, что пока не тронуты. Они обложены пластинами гранита по кругу, а в него вписан квадрат из тех же кусков минерала.

 

– Человек был захоронен головой на запад или юго-запад – они считали, что там живет божество потустороннего мира, – продолжает Куаныш Шакшаков.

 

Мы не застали самую главную находку – кости человека. Скелет уже закопали обратно. Когда его нашли, он как раз лежал в позе эмбриона. Вместе с ним были захоронены предметы быта – это считалось данью уважения предкам и тому, кого захоронили. Там была пища для всех – зерно, молоко, туши животных. Сейчас от них остались керамические черепки, и кости.

 

Такая практика

 

Раскопки идут с пятого июня. Работают здесь учащиеся КГУ им. Шокана Уалиханова и КУАМ, 1 и 2 курс специальности «История». Командир так называемого отряда – Серик Искаков, заведующий отделом памятников археологии и архитектуры Центра.

 

– Ребята живут в селе Караоткель, мы сняли тут дом, – рассказал он. – До этого жили в полевых условиях в лесу. Романтики теперь меньше, зато удобно и безопасно для здоровья. Каждая группа работает по две недели. Сначала были первокурсники КУАМа, потом «шокановцы», сейчас – студенты второго курса. Они знают археологию в теории, а теперь у них практика.

 

По его словам, студенты были в восторге, первокурсники даже хотели остаться и продолжить работу, настолько их захватило это. Все они встают в семь утра, завтракают и выезжают на курганы. До полудня кипит работа, затем обед, отдых до четырех, полдник, снова работа, ужин в девять и свободное время. Отбой в 23.00. Есть и выходные.

 

– Я бы не сказал, что тяжело, для нас это интересно. Раньше читал в книгах, а теперь все своими глазами могу увидеть, – говорит студент КУАМа Жангельды Еслям.

 

Кисть и не краски

 

Работа археолога – труд непростой, но и тяжелым физическим его не назовешь. Сначала определяется объект работы, затем в ход идет обычная лопата. Проводится разбивка по секторам, составление бровки. Снимается дерн, после – снова за лопату, пока не определится погребальная камера. Землю оттаскивают на носилках в сторону. А теперь в руки – шпатель и щетка. По миллиметру курган очищается. Это уже работа более кропотливая и немного рутинная. Но разве можно передать радость первооткрывателя кургана – когда под твоим мелким инструментом только-только появляется поверхность какого-нибудь керамического горшка, который лежал под землей более четырех тысяч лет.

 

Артефакты изымаются, а скелет остается в могиле. От него берут одну кость для спектрального анализа. Далее – рекультивация, почву разровняют, камни вернут на место, воссоздав форму квадрата, вписанного в круг.

 

Хранительница

 

Керамику отвозят на базу археологов. Тут из бесформенных черепков реконструируют посуду прошлого. Вот это качество было: через четыре тысячи лет их можно собрать и чуть ли не заново использовать. Наши предки создавали посуду из глины и песка. В эту смесь добавляли яйца и молоко для вязкости, затем закаляли в огне. И через века кувшины не рассыпались прахом.

 

За чашки и кувшины тысячелетней давности из Кеноткельских курганов отвечает Гаухар Сарсекова, специалист Центра.

 

Нам показывают посуду, она вся испещрена орнаментом.

 

– Это геометрические рисунки бронзового века – являются письменностью древности, но пока разгадать их никому не удалось. Они позволяют датировать эпоху бронзы по разным периодам, в целом она занимает две тысячи лет, – говорит Куаныш Шакшаков.

 

На столике выстроились несколько видов посуды – от небольших размером с кружку до огромной. Прибыли они сюда в форме черепков.

 

– Как пазл мы собираем их из фрагментов, работаем вместе со студентами, – рассказала Гаухар Сарсекова. – Сначала мы их тщательно моем щеткой. Важно вычистить землю и все постороннее, чтобы было удобно склеивать. Примерно полдня они сушатся на солнце, после их склеиваем, собираем по кусочкам в целый сосуд.

 

Гаухар показала нам уже собранные фрагменты. Это кропотливый труд, нужно верно выбрать из десятка кусочков, совместить место скола. Собрать полностью удается далеко не всю посуду, зачастую фрагментов не хватает.

 

– Порой долго держим склеенные части, чтобы «схватились». Пользуемся 101-м клеем, «Моментом», пробуем разные, – говорит она. – На сборку кувшина нужно два часа, при условии, что фрагменты будут все на месте.

 

Любопытно, что по размерам найденного можно судить о том, каков был социальный статус погребенного. Если посуда крупная – значит, человек был богат или имел вес в обществе андроновцев. Среди находок в Кеноткеле есть и большие.

 

– Этот кувшин был найден в могильнике, где человек был кремирован, – показывает директор Центра. – Этой процедуре подвергали людей, которые влияли на общественное мнение того времени. Во-первых, это был культ, а во-вторых, чтобы не было осквернения. Племена воевали, тело могли вытащить и надругаться над ним. В то время существовал обряд под названием демандибуляция – охота за черепами. Если при смерти кровники не могли отомстить, то они имели право раскопать могилу.

 

Также в этих курганах были найдены кости животных. Мы увидели останки лошади. Как известно, в бронзовом веке было развито скотоводство. В могилу человека клали тушу – пища в ином миру.

 

Караван времен

 

С другого края села стоят уже спасенные курганы. Выглядит величественно – квадраты, вписанные в круги камней на фоне голубоватых сопок.

 

– Это некультивированные памятники, все сделано на основании исторических сведений, – рассказывает Шакшаков. – Тут есть и детские захоронения, в те времена смертность среди них была высока. Все похоронены по родовому и общинному признаку.

 

По словам археологов, местные относятся с уважением к этим могилам. Через урочище Кошкарбай прошло много племен, как и через всю территорию Казахстана. Сейчас наши археологи все еще трудятся над спасением памятников прошлого.

 

Пока мы беседовали с директором Центра, его сотрудники и студенты вместе откопали два небольших кувшина. Причем оба хорошо сохранились, один – полностью целый! Это молчаливые свидетели истории. И невольно ощущаешь трепет и детский восторг, касаясь их. Еще холодные от земли, чуть влажные, они впервые увидели свет солнца через сорок веков.

 

Татьяна КОНДРАТОВИЧ

Фото Влады КНЫШ и Куаныша Шакшакова

Опубликовано: 05.07.2017
Сообщить об ошибке