Еще не конец

Вроде бы уже поставлена последняя точка в нашумевшем деле по убийству жителя Кокшетау Николая Кулаковского и вынесен судебный приговор относительно Александра Безрукова. Его приговорили к 20 годам лишения свободы. На суде обвиняемый в убийстве свою вину так и не признал. Теперь Александр и его мама Светлана Балюк обращаются в вышестоящие инстанции о возобновлении следствия.

Мать осужденного Александра Безрукова Светлана Владимировна обратилась в редакцию «ЛГ» от его лица и от себя с просьбой опубликовать факты, которые,по ее мнению, не были учтены в ходе следствия. Светлана Балюк говорит о том, что в деле оченьмногопятен, оно вообще «шитобелыми нитками». Ниже мы публикуем письмо Александра, в котором он рассказывает, каким образом от него добивались признательных показаний.

«Прошу Вас придать гласности мою историю. Приговором  специализированного межрайонного суда по уголовным делам от 02.10.2017г. признан виновным по ст.99ч.2п.8 УК РК ст.188ч.2п. 3 УК РК приговорен к 20 годам лишения свободы исправительной колонии максимальной безопасности.

 

 

В данном обращении хочу разъяснить Вам свою позицию о непризнании вины.

Я прибыл этапом из  Российской Федерации 25 мая 2017г. в учреждение ЕЦ 166/23 г.Кокшетау Акмолинской области. 30 мая был этапирован в ИВС г.Кокшетау для проведения следственных действий. По приезде в ИВСв 13.20 меня вывели в следственный кабинет, который оснащен камерами видеонаблюдения, где находились четверо мужчин азиатской национальности, которых я ранее не знал. Они пояснили, что являются сотрудниками ДВД и УВД г.Кокшетау и начали разговор на повышенных тонах, требуя написать явку с повинной. На что я пояснил, что преступление не совершал и признаваться мне не в чем. Сотрудники, в свою очередь, начали меня оскорблять, пытаясь запугать. Пугали не только физическим насилием, но и говорили, что по приказу меня изнасилуют. Я неоднократно пытался выйти из кабинета ИСВ, но мне не давали этого сделать. Сотрудники, не добившись никаких результатов, вышли из здания ИВС г.Кокшетау».

Далее в письме говорится о том, что в этот же день 30.05.17г. в 14.04 Безруков обратился в прокуратору г.Кокшетау и в УСБ ДВД Акмолинской области с заявлением о принятии мер по отношению к неизвестным сотрудникам полиции и просьбой изъять видеосъемку из ИВС г.Кокшетау. По этому факту было возбуждено уголовное дело по ст.146ч.1 УК РК «Пытки». Александр был опрошен и был признан потерпевшим по этому уголовному делу. Также были установлены личности тех, кто вел допрос таким образом. После уголовное дело по факту пыток было передано в антикоррупционную службу и позже в ДНБПК по Акмолинской области, где было переквалифицировано со ст.146ч.1 УК РК на ст.146ч.2п.1УК на более тяжкую статью «Пытки, совершенные группой лиц по предварительному сговору».

 

«Но по истечению трех месяцев уголовное дело было закрыто за отсутствием состава преступления.Выяснялось, что сотрудники УСБ не сделали выемку камер видеонаблюдения из ИВС г.Кокшетау, а антикоррупционная служба обратилась в ИВС, но было уже поздно. Обращение о выемке сделано через две недели после написания заявления. Сотрудники ИВС пояснили, что видеозаписи хранятся 5-7дней, а после удаляются.

 

Но это не единственное нарушение по моему уголовному делу. Свидетели по этому делу при проведении очных ставок отказывались от данных ими показаний и показывали, что им угрожали сотрудники полиции, оказывая психологическое давление. Но при проведении дополнительных допросов возвращались к ранее данным показаниям. Свидетель Дудникова К. трижды меняла свои показания».

 

В письме Безрукова говорится и том, что в ходе уголовного дела был допрошен свидетель под псевдонимом «Спартак»  Сергей Ш., который находится в международном розыске с 2014 года по статье «Участие в вооруженном конфликте на территории иностранного государства.

 

«Однако сотрудники ДВД умудрились допросить Ш. С., при этом не задержав уголовного преступника.

Также сообщаю Вам,  что мною 26.10.17г. была объявлена голодовка в связи с нарушениями УКРК УПКРК и моих конституционных прав. Я не вижу иного выхода, чтобы обратить внимания на себя и заставить обратить внимание, как вокруг нас творится беспредел».

 

О различных фактах нарушения по этому уголовному делу говорит и сама мать осужденного.

–Ни одного прямого доказательства того,  что убийство совершил мой сын, – нет. Точное место убийства так и не установлено, как и не найдено орудие,–говорит Светлана Балюк. – Оперативники провели все необходимые биохимические анализы. Специальными аппаратами просветили весь двор моего частного дома и сам дом. Но не обнаружили ни единой капли крови. Если Саша убил Кулаковского во дворе нашего дома, а потом его еще и расчленил, то непременно должны были остаться хоть какие-то улики. Их нет. Я могу официально заявить, что в моем дворе это убийство совершено не было. Тоже самое говорит и адвокат Талгат Темирханов. Он мне сказал о том, что впервые столкнулся с таким делом, что по такой тяжелой статье против человека нет никаких доказательств. Ведь как было выяснено, к телу Николая было привязано две бордюрины, каждая из них минимум по 100кг. Можно посчитать: тело 80 кг, плюс еще 200 кг– это бордюрины. Может ли человек в одиночку поднять такой вес, да еще и кинуть в реку.

 

По поводу того, почему же тогда Безруков сразу после первого допроса уехал в Россию, Светлана Владимировна поясняет так:

 

– Когда Николая только искали и еще не было известно, что он убит, моего сына вызвали на допрос, потому как таксист, который их подвозил из ночного клуба, был последним человеком, кто видел их вместе,– рассказывает мать осужденного.–  Следователь сказал Саше: «Мне неважно, найдется Коля или нет, но за Донбасс ты у меня сядешь на 7 лет». В 2015 году мой сын действительно служил там добровольцем. Когда вернулся назад, мы долго переживали, что ему за это что-то будет, но все как-то обошлось.

 

И вот после этого допроса Саша пришел домой и сразу начал собирать вещи. Тогда он мне сказал: «Семь лет я сидеть не буду». Он просто испугался и поэтому сбежал.

 

Светлана Владимировна обратилась в прокуратуру Акмолинской области, она написала обращение в аппарат Президента РК Нурсултана Назарбаева, где изложила все, по ее мнению, нарушения, которые были допущены в ходе расследования убийства Николая Кулаковского.

 

«Я хочу обратиться к Правительству с вопросом: «Неужели в нашей стране законом правят обычные оперативные сотрудники»?

                                                                           Ульяна КАРАНДА

                                                                           Фото Влады КНЫШ

Опубликовано: 10.11.2017
Сообщить об ошибке