Маргарита без мастера Девушка-инвалид первой группы из Кокшетау Маргарита Кожемякина растит ребенка, за которого ей пришлось бороться. О ней уже слышала вся страна, когда врачи не хотели ставить ее на учет по беременности. Сейчас она находится в сложном положении: ей негде жить, а очередь на квартиру движется слишком медленно.

 

Маргарите сейчас 30 лет, она родилась в Щучинске. Судьба у этой девушки очень непростая. До трех лет она была здоровым ребенком, а затем заболела системной красной волчанкой, ее также называют болезнью Либмана-Сакса. Большинство пациентов с этой болезнью страдает от болей в суставах, чаще страдают мелкие суставы кистей рук и запястья. Проявляется артралгиями, реже – полиартритом с симметричным вовлечением суставов.

Маргарита получила инвалидность первой группы и живет с СКВ вот уже 27 лет. Она передвигается на коляске, не может ходить, поражены руки. Иначе говоря, сама себя полностью обслуживать девушка не может.

Ее мама Елена Перова своими силами пыталась лечить дочь, так как от властей ждать помощи не приходилось. Из-за этого Елена продала свою квартиру.

– У нас нет коляски, нам никогда ничего не давали, кроме преднизолона. Никакой помощи за года, что Рита болеет, – говорила она.

Мое дитя

А в 2014 году, когда имя Маргариты Кожемякиной прогремело на весь Казахстан. Маргарите тогда было 27 лет. В ее жизни случилась большая радость – она забеременела. Но тут начались сложности. Девушку не хотели ставить на учет, несмотря на срок в 4 месяца.

Тогда она решила бороться.

– Врачи меня в Астану отправляли, чтобы узнать, можно ли рожать. Я им сказала: буду рожать по-любому, независимо от того, что вы мне скажете, – сказала девушка телеканалу КТК.

Маргарита рассказывала, что сначала врачи ругали за беременность, а потом и вовсе отказались брать на учет. Девушка жила тогда в поселке, но прописана была в Кокшетау. Из городской женской консультации ее отправили в районную больницу, там посоветовали обращаться по месту прописки. Это длилось  4 месяца. Мать Маргариты говорила, что медики просто перестраховываются.

– Они боятся взять ответственность. Они боятся из-за Ритиной болезни. Ну, я понимаю, даже такое слышала, что их премиальных лишат, если что-то случится.

Закончилось там, что девушку прикрепили к больнице в Зеренде. Там врачи и стали за ней наблюдать. БауржанЖангалов, главврач Зерендинской районной больницы лично приехал домой к сложной пациентке.

– Прежде чем забеременеть, она должна пройти обследование, позволит ли состояние здоровья выносить этого ребенка или нет.

Сейчас

В итоге Маргарита родила малыша, назвала его Артуром. Сегодня ему три годика. Но жизнь девушки остается непростой. Своего жилья у инвалида нет, она стоит в очереди вот уже пять лет. Конца-краю этому ожиданию не видно. Квартиру Рита снимала.

– И вдруг внезапно хозяева ее продали! Мне дали три дня на выселение, просто поставив перед фактом. Пришлось экстренно искать жилье.

И это учитывая стесненные финансовые возможности девушки-инвалида, у которой нет никакого дохода, кроме мизерной пенсии около 50 тысяч. На это она содержит себя и малыша.

Нашлась только скромная времянка. Это частное жилье, неблагоустроенное. И каково же тут жить девушке, которая передвигается на инвалидной коляске?

К Маргарите временно приехала мама Елена, чтобы помочь дочери.

– Я не могу убрать за собой, помыться, справить все нужды, тут нет благоустроенного водопровода, душа, туалета, – говорит Маргарита. – И на другое жилье мне едва ли хватит денег.

За времянку она отдает 20 тысяч тенге. Тут нет центрального теплоснабжения, нужно топить печь. Но чем?

– Тонна угля как минимум 14 тысяч. Хотела заказать хоть полтонны, оказалось, что они такой маленький объем не возят, – рассказывает Рита. – Пока влезла в долги, а что дальше?

Отметим, что дома у нее чисто и аккуратно, горячительным она не злоупотребляет. Сынок Артур во всем помогает маме: моет посуду, пол, занимается уборкой.

– Мой помощник, – улыбается она. – Такой маленький, но мужчина. Сейчас мама помогает, а что потом будет, не знаю. Когда получу квартиру тоже неизвестно. Я хочу обратиться к местной власти с просьбой. Может быть, есть социальное арендное жилье? Или хотя бы комната где-то. Я инвалид I группы, мне необходимо благоустроенное жилище, я здесь не могу жить.

Она согласна вовремя оплачивать любые счета. Лишь бы ей дали свой кров, крышу над головой для себя и трехлетнего сына.

Татьяна КОНДРАТОВИЧ

Фото Нуржана Юмашева

Опубликовано: 13.03.2018
Сообщить об ошибке