Валерия Болиева: «Хотела сниматься в кино» Совсем недавно казахстанцы отдохнули в дни, посвященные Международному женскому празднику 8 Марта. В эти солнечные, хотя и морозные мартовские дни хочется говорить о прекрасном: о красоте, женщинах и любви…

 

Гость нашего «Перекрестка» – солистка Акмолинской филармонии, обладательница награды «Мәдениет саласыныңүздігі» Валерия Болиева.

Краткая биография:

Болиева Валерия Хаджиумаровна родилась и выросла в поселке Долинка Карагандинской области. В 1989-1993 гг. обучалась в Темиртауском музыкальном училище по специальности «Фортепиано», присвоена квалификация «Концертмейстер, артист ансамбля». В 1997 году окончила Карагандинский музыкальный колледж им. Таттимбета по специальности «Актер театра музыкальной комедии».

– Расскажите, пожалуйста, немного о себе.

– Меня зовут Валерия Балиева, я солистка областной филармонии.Параллельноработаю в музыкальном колледже, преподаю  классическую постановку голоса. Обладаю голосом лирико-колоратурное сопрано –это высокий женский голос техничный. Техничный голос обладает большой подвижностью, беру верхние ноты. Почему совмещение? Потому что всю жизнь петь не буду, сцена любит молодых людей. Поэтому какое-то время я уделяла деятельности на сцене, а потом,видимо,пришел такой момент, когда захотелось поделиться своим опытом. Я могу здесь послужить дольше. Моя творческая деятельность продлится, а на сцене со временем буду выступать, наверное, меньше. Если сказать о моем образовании, то музыкой я занимаюсь с 6 лет, то есть почти всю жизнь. Мой отец по национальности осетин, и вот думаю оттуда эти корни – музыкальные, танцевальные. Возможно, унаследовала это от него. С детства мне нравится музыка, если кто-то смотрел телевизор и не понимал оперетту или концерты, то я заслушивалась, одна-единственная в семье, мне это очень нравилось. Откуда это у меня появилось,не знаю. Но я бабушку очень просила: «Пожалуйста, отдай меня в музыкальную школу». Где-то год упрашивала, потому что брат бросил, ему-то не нравилось, что время зря теряет. И вот меня отвели в музыкальную школу. Педагоги приняли, и бабушка сказала: «Валерия, чтобы даже не говорила, что бросишь музыкальную школу». Бабушка у меня была строгой, женщина старой закалки. Я раза два пыталась бросить, но даже не говорила об этом, хотя для ребенка это большойтруд.

– И кем же Вы мечтали стать?

– Артисткой! Точнее, актрисой. Хотела сниматься в кино. Певицей себя я никогда не представляла. Хотя была очень музыкальной. Хотела заниматься и спортами, и танцами…

–А кто был любимым актером или актрисой?

– Так как это с музыкой было связано, то Любовь Орлова. Нравилось очень, как она выглядит, поет, танцует. Что мы там в поселке видели!? Моя мама умерла, когда мне было 6 лет, меня воспитывала бабушка. У меня даже нарядов не было. Когда первый раз встал вопрос, в чем пойти на дискотеку, я поняла, что мне нечего надеть. Кроме спортивной и школьной форм, из домашней одежды ничего не было.Наверное, поэтому я грезила о той жизнью. Она мне казалась заоблачной.

– Как выглядели Ваши первые шаги?

– Когда я окончила училище, продолжать дальше играть на фортепиано что-то не хотела. И подружка мне принесла газету с объявлениями. Смотри, мол, вот объявлен набор в Караганде на«Артист-вокалист музыкального театра». «Артист» я прочитала, а вокалист – мне было уже все равно. В меру своих сил подготовилась, поехала и поступила. В музыкальном театре был набор. Надо было вокал сдавать, а я выбрала какой-то странный романс.

– Кого слушали из музыкантов на тот момент?

–Я была воспитана на классике. Когда была маленькой, мама ездила в Алма-Ату и привезла оттуда пластинки ДемисаРуссоса. И какие-то еще привезла с песнями в исполнении Эллы Фицджеральд. Мне так нравилось. Брат у меня очень увлекался музыкой. Он на гитаре, скрипке играл. Слушал разные группы: «Динамик», «Круг», «Воскресенье», «Roxette», «Машина времени», другие какие-то рок-группы. По телевизору их не показывали, но на бобинах мы такое слушали. Я обожала Фредди Меркьюри. Когда меня спрашивают, Вы только классику любите, я говорю, что нет. Если это хорошая качественная попса, то и ее слушаю.Все, что сделано хорошо, профессионально, мне нравится. Как можно быть заточенным только на одно?

– У Вас есть собственные записи песен?

– Нет, это очень дорого. Мне этот вопрос иногда задают. Когда училась в Астане, мы там все подрабатывали. Я в пятизвездочном отеле. Был какой-нибудь инструменталист, пианист и вокалист. И каждый из нас по 15 минут выступал. Так по три часа мы работали. Нас нанимали за очень маленькие деньги. А там были иностранцы. Они думали, надо же какой уровень у отеля, удивлены были очень, что руководство гостиницы смогло себе позволить классического певца пригласить. Потому что у них исполнители классики стоят очень дорого. А мы за копейки работали.

– Отчего зависит наличие того или иного голоса у вокалиста?

– Много факторов играют роль. Природа в том числе. Голос наш имеет окраску от нашего строения. От строения головы, от объема легких, размера диафрагмы. Наш голос окрашивается в зависимости от черепной коробки тоже, от резонаторных полостей. У нас много пустот (показывая на лицо районе носа). У нас есть небо, и от его строения тоже зависит окрас голоса. И от языка, на котором мы говорим. Вот у индианок почему такие голоса. Фонетика языка тоже имеет значение, наш артикуляционный аппарат.

–Говорят, раньше музыкальное образование в СССР было на высоком уровне.

–Это было, да. Но если сравнить нашу музыку тех лет и зарубежную, то можно заметить, что были совершенно разные гармонии. Вообще, чем образованнее люди, тем они, как правило, скромнее и меньше хвастают. Когда открылся «железный занавес», мы поняли, что джаз фактически мы исполнять не умеем. У нас было даже неприлично петь такие композиции. Или рок, рок-н-ролл, твист. Сейчас мы пытаемся соединить ту пропасть, что была между нами. Мы стараемся подходить к образованию по-другому. Для того, чтобы развиваться, мы должны расширять границы. Я против того, чтобы перечеркнуть свои исторические музыкальные достижения. Мы их должны сохранить, конечно. Но для развития, для обогащения и гармонии, необходимо ездить, учиться, общаться и обмениваться.

–Легче научить петь или играть на музыкальном инструменте?

– Мне кажется, обучить игре на инструменте проще. Можно показать, куда поставить руку, как держать пальцы, что нажимать, как давить и как перебирать. А в рот же я не залезу к нему. Научить петь действительно сложнее. Он может только слушать меня и делать, как я говорю: вот эту мышцу подними, рот так открой и так далее. При этом я должна его обучить, не задавив природных данных. На самом деле, у нас очень сложный вид искусства.

– Почему раньше было столько громких имен и талантливых певцов?

–Сейчас очень много голосов, похожих друг на друга. А ведь у каждого голос индивидуальный. Но сейчас и время такое. Все стремятся устроить шоу и посмотреть шоу. Важны картинка, разные эффекты и зрелищность.

– Согласны ли Вы, что если человеку медведь на ухо наступил, то это уже навсегда? Или это можно как-то исправить?

– Когда ребенок поступает в музыкальную школу, обязательно проверяют его слух, интонацию, играют какую-то ноту, а он должен ее повторить. Или угадать, сколько нот одновременно звучит: две или три. И обязательно проверяют чувство ритма. Все, что связано со слухом, можно развить. От плохого к хорошему, от хорошего до очень хорошего, от очень хорошего до абсолютного. Есть такие люди –абсолютники. Они могут с закрытыми глазами назвать ноту, которую вы исполнили на фортепиано, например. Но есть совсем небольшая группа людей, у которых действительно вообще нет чувства ритма. Его если нет, то он и не появится.Вы видели когда-нибудь таких, кто поперек ритма танцует? Но в основном мы все так или иначе одарены тем, что развилось именно в этих климатических условиях, при нашем солнце, погоде.

–Правда, что наша область богата на вокально одаренных людей?

– Да. Сто процентов я считаю именно так. Училась в Караганде, там столько одаренных вокальными данными нет. Иудивлена, что здесь очень много талантливых певцов и исполнителей. С чем это связано, не знаю. С природой ли, погодой, влажностью – не могу сказать. Считается, что у нас сильная вокальная школа. Красивые голоса! Даже когда мы приезжаем на какой-то конкурс, нам говорят, ну, конечно, ваша область талантами полна. Можно даже выделить несколько регионов, откуда выходят самые талантливые певцы: Кызылорда, Талдыкорган, Шымкент и Кокшетау. Голоса действительно шикарные. Мы можем гордиться нашей областью.

– Какой Ваш любимый музыкальный инструмент?

– Мне нравятся скрипка, флейта. Скрипку мы даже отождествляем с голосом, потому что там одна струна играет. А фортепиано между нами считается ударным инструментом.

– Что любите делать в свободное время?

–Я занимаюсь йогой.

– Поэтому Вы в такой прекрасной форме?

– Спасибо большое за комплимент. Но, наверное, это тоже от природы. Могу поесть на ночь, но при этом люблю много двигаться, ходить пешком. Работаю в двух местах. Да и эмоции тоже сжигают лишние калории, плюс хороший обмен веществ. Но почему я пошла на йогу? Мне кажется, что с возрастом теряю эластичность. Это очень полезно для организма в целом.

– Вы верите в гороскопы? Кто по знаку Зодиака?

– Я Скорпион. Знаете, раньше этим серьезно увлекалась. Видимо, был какой-то бум, наплыву которого поддалась. Покупала книги по этой тематике, интересовалась, анализировала. Даже спрашивала при общении, а кто ты по гороскопу? И тут же начинала рыться в памяти, чтобы выяснить, соответствует ли человек той характеристике, которая о нем дается. Было даже такое, когда я говорила, дай попробую угадать, кто ты по знаку Зодиака. Насчет описания Скорпионов почти со всем согласна. Считаю, что в этом что-то определенно есть. Планеты на нас однозначно действуют, природа же на нас влияет.

–Бывают ли у Вас муки творчества?

– Мне кажется, у всех нормальных творческих людей они есть. Да и вообще, должны быть здоровые амбиции. Всегда надо стремиться достигать большего и стать лучше, чем есть. Кроме того, мы очень часто видим насквозь, часто копаемся в себе, чувствуем неискренность. И очень ранимы, что присуще всем творческим людям.

Опубликовано: 13.03.2018
Сообщить об ошибке