Нурберген Махамбетов: «Нужно перестать ко всему относиться фанатично»

В начале сентября стартовал седьмой сезон нашумевшего вокального конкурса в телевизионном формате «X-Factor». В этот раз кресла жюри занял «золотой состав»: Нагима Ескалиева, Дильназ Ахмадиева и Нурберген Махамбетов. Единственному мужчине в жюри мы задали вопросы, на которые он с удовольствием ответил.

Перекресток Нурберген

Краткая биография: Нурберген Махамбетов родился 10 июля 1964 года. Учился в СШ№ 51, Алматы, окончил КазГУ им. Кирова, факультет журналистики. Не женат.

 

 

– Нурберген, несмотря на то, что Вы человек медийный, не все знают о том, кто Вы и чем занимаетесь, когда не сидите в кресле члена жюри телепроекта «Х-Фактор». Расскажите о себе?

– Я профессиональный журналист, специализируюсь на музыке. Занимался независимыми радиостанциями. Первая работа - независимая радиостанция «Максимум», где работал с момента ее основания. Потом была работа на «Шахар FM». Долго был задействован там. Занимался клубами, участвовал в открытии некоторых алматинских молодежных танцевальных клубов. Они были очень успешными. И сейчас занимаюсь радиостанциями. Сейчас я главный музыкальный продюсер радио «Бизнес FM». В телепроекте «Х-фактор» являюсь одним из членов жюри.

– А каким Вы были в детстве? Кем хотели стать?

– Знаете, честно говоря, я плохо помню детство. Я в таком возрасте, когда мало помнится. Всегда увлекался музыкой. Окончил музыкальную школу по классу фортепиано. Но тогда я еще не знал, что моя жизнь будет связана с музыкой. Поэтому закончил учебу без особой радости, хотя хорошо учился хорошо. Благодарен родителям за то, что они настояли на моих занятиях музыкой. Так вышло, что получил профессию журналиста, работал в КазТАГе, причем я был начальником отдела культуры в свое время. Но затем случился конкурс «Азия дауысы», куда меня пригласили работать музыкальным редактором. Я ушел туда, и с тех пор все в моей жизни связано с музыкой.

– Почему с неохотой занимались музыкой? Работать нужно было много?

– Надо было играть на фортепиано, а я его не очень любил. Уроки в музыкальной школе были же помимо основных в обычной школе, и много времени тратилось на занятия сольфеджио. Для ребенка все-таки это тяжело выдерживать. Тогда жизнь была не такой быстрой как сейчас. Это современные дети  занимаются с утра до ночи, а у нас в большинстве своем дети были более расслабленные. Пока они отдыхали, мне приходилось учить нотную грамоту. Кому это понравится?

– Какие увлечения были в детстве?

– Я любил слушать уже тогда западную музыку. Начал слушать «Битлз» в 12 лет. Все переписывали песни, брали друг у друга пластинки, а я слушал тексты и записывал их. Благодаря песням этой группы, выучил английский язык. Бесконечно слушал их записи, пел их, я помню это очень хорошо. А так было обычное детство, как у всех. И по крышам бегал, в общем, обычное время советского ребенка, ничего выдающегося.

– А как Вы учились? Какие предметы любили больше?

– Мне с детства нравился английский язык. Никогда не тяготел к точным наукам, при этом нельзя сказать, что очень сильно любил литературу.

– В итоге знание английского Вам здорово пригодилось в жизни…

– Ну, конечно! Я им свободно владею, это выручает. По долгу службы приходится много общаться с носителями языка, часто выезжаю за границу и никаких проблем не испытываю вообще.

– Откуда Вы родом?

– Я атырауский. Родители оттуда. Папа рыбак, но работал в министерстве рыбного хозяйства. Мама всю жизнь в торговле. Работала всегда в магазинах. Последняя ее должность перед пенсией – директор магазина «Столичный».

– Каковы Ваши личные предпочтения в музыке? Будучи членом жюри телепроекта, какую точку зрения высказываете: свое личное отношение к жанру или согласно формату программы?

– Я воспитывался на рок-музыке. Начинал с «Битлз», потом были и «Rolling Stones», и «Led Zeppelin». Мое музыкальное воспитание было основано на рок-музыке. Потом стал слушать больше «черную» музыку – ритм-н-блюз, соул. Ну и конечно, поскольку я работал постоянно на радиостанциях, у меня очень много пристрастий. Сейчас я еще диджей, и как диджей играю хаус-музыку, барную музыку.

Что касается «Х-фактора», там никто не запрещает выражать собственное мнение. Если мне нравится сама песня, которую исполняют претенденты, я всегда это говорю. Другое дело, как он исполняет. Если цепляет – хорошо, если не цепляет, то какая разница, что это за музыка? Если человек умеет петь, он умеет петь в любом случае.

– На Ваш взгляд, какой самый талантливый регион Казахстана в плане вокала и музыкальности?

– Я думаю, Шымкент. Мой опыт по «Х-фактору» показывает, что там максимальное количество певцов.

– Почему-то отбор на этот знаменитый телепроект никогда не проводится в Кокшетау. А ведь здесь тоже немало талантливых вокалистов.

– Мы охватываем максимальное количество областей. В этом году можно было вообще отправить свое видеовыступление по электронной почте. Даже приезжать не надо было. Когда шла реклама, там говорилось, что можно отправить заявку даже через WhatsApp. Только я не помню, было ли что-то из Акмолинской области или нет.

– Иногда Вы с Нагимой Ескалиевой спорите в «Х-факторе». Это часть шоу или реальное недопонимание?

– Когда как. Бывает и недопонимание, но мы сильно никогда не ругаемся. Вообще, по сценарию, нам никто не ставит задачу скандалить.

– Как-то в разговоре Роза Рымбаева отметила, что категорически против выступления под фонограмму. Зритель на концерт пришел, чтобы услышать живое исполнение и платит именно за это. Как Вы относитесь к «плюсовому» пению?

– Конечно, если речь о концерте, то никакой фонограммы не должно быть. Это естественно. Зритель хочет насладиться голосом и для этого идет на концерт, платит за это. Записанные песни и дома можно послушать. В этом я согласен с Розой Куанышевной. Она давно радеет за живое исполнение, потому что молодые часто грешат тем, что выступают под плюс. Я не могу себе представить, чтобы Роза Рымбаева приехала куда-то с концертом со своим диском и просто открывала бы рот. А молодые это допускают. Возможно у них другой ритм жизни, а может быть, это зависит и от наличия таланта. Я могу тоже, например, в студии записать песню, «вытянуть» голос, сделать его сильным и красивым. Но на сцене в жизни я же не смогу так спеть. А чтобы не разочаровывать публику, таким исполнителям приходится петь под фонограмму.

Но большинство зрителей являются неискушенными, им все равно как исполняется песня. Главное, что человек появился на сцене, его распиарили, фотографии везде мелькают, все его видят. Поет и поет.

– Вопрос как к журналисту. Как Вы относитесь к своим коллегам, современным журналистам которые в вечной гонке за сенсациями допускают не всегда корректные вещи, используя кричащие заголовки и обороты в речи, которые создают ажиотаж среди читателей?

– В данном случае речь идет о профессионализме. Если человек профессионал, то не допустит этого. А то, о чем Вы говорите, это делают сейчас 90% журналистов. Поэтому я не считаю их профессионалами. И стоит ли вообще о них говорить, если они просто работают на рейтинги? С другой стороны, время сейчас такое, что всем наплевать. Все могут выражать свое мнение, как говорится, сейчас каждый суслик – агроном. Человек, даже не получивший специального образования, считает себя журналистом, потому что написал пару статеек, которые похвалили его друзья. Отсюда и возник институт блогерства. Каждый из блогеров думает, что он журналист, хотя это не так. В наши дни профессия журналиста обесценена. Я знаю, конечно, журналистов сильных, но они все более старшего поколения. Среди молодых я таких не встречал.

– Тяжелая ли работа диджея? Что нужно уметь и знать, чтобы миксовать и выдавать интересную и востребованную музыку?

– Это легко. Две недели занятий и ты уже можешь миксовать. Другое дело, что настоящий диджей должен разбираться в музыке. Причем должен знать не только музыку девяностых или нулевых, а гораздо больше. Багаж в этой профессии очень важен. Не все это понимают, поэтому их так много. Меня спасает мой статус, мое имя, которое уже работает на  меня. Счастлив, что тружусь в этом направлении, играю на разных мероприятиях. На больших вечеринках или маленьких. Я отношусь к этому философски, поскольку это в любом случае заработок. Никогда не гнушаюсь лишних заработков, потому что время сейчас такое.

– Кого из современных отечественных и зарубежных исполнителей слушаете?

– Мне нравятся Молданазар, Али Окапов, очень сильно нравится Дильназ Ахмадиева – не потому что она моя коллега по «Х-фактору», а потому что у нее в жизни совершенно уникальный голос. Мало кто это знает. Все ее видят по телевизору, помнят по хитам, но когда узнаешь поближе, то понимаешь, что она может спеть что угодно, любую вокальную партию, мало кто этим может похвастаться. Мне нравится группа «Ninety one», потому что они сделали маленькую революцию на казахстанской эстраде. Постановка, музыкальный саунд – они молодцы! Надо отдать должное их продюсеру, который делает все настолько четко и грамотно, что не подкопаешься.

Что касается зарубежных, пожалуй, назову Сэма Смита, у него шикарный голос. Из более старых исполнителей – Эми Уайнхаус, но ее уже нет в живых.

– Если не стали бы продюсером и диджеем, то чем бы занялись? К чему душа лежит?

– Я очень люблю готовить. Может быть, я бы вел какое-то телепроект про приготовление блюд. Это успокаивает. Мое фирменное блюдо – пирог с яблоками. В основном, я редко ем мясо, стараюсь обходиться без него. Меня как-то перестало радовать мясо, и я ограничил его потребление. Для здоровья полезней. Когда вам за 50, организм начинает работать по-другому.

– Вам больше 50? Просто эта цифра мало вяжется с Вашим образом.

– Мне 54 года. Я стараюсь меньше спать, меньше есть, особенно мяса. И стараюсь держать себя в форме. Кроме того, у меня закон – после шести не есть. Не всегда получается, но я стараюсь. И нужно перестать ко всему относиться фанатично. Начиная от еды и заканчивая религией. Все должно быть в меру. Вот недавно прочел, что интервал между приемами пищи должен быть 8 часов. Чаще всего я ем один раз в день. И мне этого хватает.

– Есть ли у Вас вредные привычки?

– Я курю, но не считаю эту привычку вредной.

– Кухня каких народов Вам нравится?

– Самая любимая – индийская. Я очень люблю Индию, был там много раз. Сам готовлю блюда этой кухни. Она для меня идеальна.

– В каких странах были и где больше всего понравилось?

– Во многих. Часто бываю в Англии, там живет моя сестра. В год 3-4 раза езжу проведать ее. Англия мне нравится, это как мой второй дом.

– Ваши пожелания будущим участникам телепроекта «Х-фактор».

– Я хотел бы сказать людям, которые приезжают участвовать в этом проекте, чтобы они не думали, что «Х-фактор» решит все их жизненные проблемы. Это хорошая стартовая площадка для того, чтобы помочь заниматься вокалом и двигаться дальше. Если ты выиграл конкурс, это не значит, что ты  звезда и останешься ею до конца жизни. Многие ошибаются, полагая, что они, выиграв конкурс, мгновенно станут востребованными. Придется много работать!

– Кстати, хотелось бы понять, где сейчас финалисты шоу? После окончания сезона их не слышно и не видно…

– Кто-то работает. У всех по-разному складывается. Некоторые нас обвиняют, что мы должны были помочь. Нет, мы ничего не должны. Мы им уже дали толчок, показали по центральным каналам. Нужно использовать шанс.

«Перекресток»  подготовила Алия БАЙМУКАНОВА

Фото из личного архива героя

Опубликовано: 26.09.2018
Сообщить об ошибке