Марат Кульмагамбетов: «Отдавайте детей в спорт»

16 февраля основателю государственной службы в Акмолинской области Марату Кульмагамбетову исполняется 70 лет. В преддверии юбилейной даты мы побеседовали с ним о том, какой госслужба была сорок лет назад, обсудили, как государству следовало бы поддерживать молодые семьи, и стоит ли считать бытовую коррупцию коррупцией.

Справка "ЛГ":

Марата Кульмагамбетов родился в Кокшетау.

Был первым секретарем кокшетауского горкома комсомола. Позднее работал в канцелярии Премьер-Министра. В 1999 году Президент РК поручил создать во всех областях территориальные управления Агентства по делам государственной службы. В то время семья Марата Кадыркуловича проживала в Кокшетау, поэтому он решил пройти конкурс на должность руководителя Акмолинского управления.

За трудовые заслуги награжден высокой государственной наградой – орденом «Құрмет». Сегодня Марат Кадыркулович находится на заслуженном отдыхе и активно участвует в общественной жизни области.

 

– Я из простой семьи. Отец умер, когда мне было 2,5 года. Мы с сестрой остались на попечении мамы. Я низко склоняю голову перед ней, ведь она смогла в тяжелое послевоенное время достойно воспитать нас. С 14 лет я работал, мыл кишки на мясоперерабатывающем заводе. На каникулы ездил в село, работал на сенокосе. В общем, все время старался материально поддержать мать. А она всегда говорила: «Кем бы ты ни стал, будь порядочным и веди себя так, чтобы тебя уважали. И тогда тебе будет легко в жизни».

– Самое приятное воспоминание из детства?

– Пожалуй, когда мне купили велосипед, о котором я так мечтал. Вернее, я сам на него заработал. Вы, наверное, уже и не знаете, что такое асычки. А это был источник доходов мальчишек. Чтобы пойти в кино, надо было собрать 10 копеек. Тогда булка хлеба стоила 16 копеек. И чтобы заработать на субботний поход в кино, мы играли. Одна асычка стоила одну копейку. Вроде мелочь, но с этим приходит желание что-то заработать. А сейчас что? Внук приходит, говорит: «Ата, мне iPhone нужен», еще так показывает (скрещивает два указательных пальца – прим. авт.). Думаю, что это значит. Оказывается, десятый. (Смеется).

– Какой была государственная служба 40 лет назад?

– Когда я начинал работать, а это было при Советском Союзе, такого понятия как госслужба, не было. Говорили: работник аппарата. Тогда была очень большая ответственность. Я знал, что с меня спросят. Вот, к примеру, когда я вступал в компартию, мне давали рекомендации два человека. И это на меня возлагало на меня очень большую ответственность. В последующие годы я всегда говорил, чтобы на госслужбе появилось такое понятие, как рекомендации. Не звонок агашки. Хотелось бы возродить институт наставничества. Сегодняшняя государственная служба это совсем другой формат.

– Но и ответственность тоже высокая…

– Да, ответственность очень высокая, и это связано с тем, что на политической карте мира появилось новое государство. Если мы раньше кивали на Москву, то сегодня мы сами отвечаем за свою страну. Кто такой государственный служащий? Тот, кто служит государству. От него зависит реализация политики. А как это сделать? Есть Стратегический план развития, есть дорожные карты и т.д. Сейчас в стране около 100 тысяч государственных служащих. Много это или мало? Мне кажется, раз Казахстан двигается вперед, то это оптимально. Сейчас хотят сокращать. Я не сторонник этого. Не надо бросаться из крайности в крайность. С одной стороны хотят сократить, с другой стороны говорят, чтобы госслужащие в 18.30 уходили домой. Но ведь на их плечи ляжет та работа, которая пришла после оптимизации. Куда эти функции передать? Может в конкурентную среду? А может в связи с цифровизацией они вообще исчезнут?

И если уж на то пошло, то я считаю несколько однобоко просто увеличивать зарплату. Может надо с другой стороны подойти? Рассчитать, куда она уходит. Например, на коммунальные услуги. И сделать их доступнее, удешевлять. То есть не деньги печатать и зарплаты задирать, а стоимость всего необходимого меньше сделать.

Хочу немного затронуть тему модернизации общественного сознания. Я думаю, нужно сначала накормить, а потом давать идеологию. А что мы сделали? Получилось так, что мы накормили, люди уже привыкли жить на широкую ногу, а теперь пытаемся им идеологию нести.

Мой младший сын живет в Америке. Старший – здесь, он судья областного суда. Порой они в беседе начинают дискутировать. Иногда говорю младшему: «Ануар, уят болады». А он специально спрашивает: «А что это такое?»

– Троллит…

– Вот именно, троллит! Но где-то у него в подсознании это уже не ценность. Бывает, спорит: «Отец, брось ты свои комсомольские замашки. В Америке говорят так «Если ты такой умный, то почему ты не такой богатый». Вот такой подход. А я воспитан по-другому, объясняю, что если есть друзья, есть здоровье – вот это ценность. А у нас как воспитывают? Что машина должна быть лучше, номера круче. Вот почему у нас молодое поколение попадает в неприятности? Потому что хочет всего и сразу, хочет на эту машину сесть. А вот модернизация общественного сознания подразумевает развитие такого качества, как прагматизм. Каждый из нас должен трезво оценивать свои возможности. Но чтобы подняться на ступень выше, нужно над собой работать. И речь не идет о материальном. Я о сознании.

– Сейчас в стране оголилась тема многодетности. Есть такие семьи, которые живут в съемных времянках… Как к этому явлению относитесь?

– Нужен правильный подход государства. Нас около 18 млн человек. В Китае ежегодно рождается 15 млн граждан. Мы занимает 9 место в мире по территории. Значит перед нами стоит задача поднять демографические показатели. Территорию надо осваивать. А как это сделать? Репатрианты закончились, те, кто приехал, остались или уехали обратно, но новые уже не приедут. Увеличивать население теперь можно только с помощью рождаемости и уменьшения смертности.

Я об этом уже лет десять говорю. У нас государство богатое. Есть нефтяные деньги. Родился в семье казахстанец. Бабушка носки вяжет, коллеги коляску дарят. А государство как свою радость проявляет? Это ведь гражданин появился! Ему надо создать условия. В первую очередь, молодой семье нужно дать квартиру, изыскать эту возможность.

Считаю, что государству следовало бы продумать беспроцентные кредиты для приобретения жилья молодым семьям. Родился ребенок – списать хоть немного. Второй ребенок – еще списать, четвертый ребенок – закрыть кредит. Государство не проиграет. В одной семье появилось четверо детей, для их развития появились условия. Это будет стимулировать  рождаемость.

– Вы говорите о поддержке молодых семей. А как поживают люди Вашего возраста? Какая у Вас пенсия, если не секрет?

– Не секрет. Скажу так: нам с женой на двоих хватает. Но надо учитывать, что бывают непредвиденные расходы.

– Что будете делать на свой день рождения?

– Я не люблю отмечать юбилеи, и хотел уехать. В ОАЭ или в Турцию. Но дети настояли на празднике. Не хочу делать той, хочу организовать вечер друзей – без всяких калта и т.д. 

– Чем занимаетесь в свободное время?

– Каждый день прохожу три километра пешком, возле моего дома парк, где я с собакой гуляю. Раз в неделю хожу в бассейн. У меня очень большая библиотека. Телевизор я включаю редко, когда идет какой-то важный футбольный или хоккейный матч. Или бой Головкина. Геннадия мне, кстати, немного жалко. Да, он прославляет нашу страну, но я переживаю за его здоровье. Представьте, каждый день тебя колотят по голове на тренировках. Опасная у него работа.

– А за ХК «Арлан» болеете?

– Да, конечно. Иногда хочу на матчи. Единственное, за что обидно - там нет наших, все легионеры. Хотя у нас есть специальная школа футбола и хоккея. Ну и ФК «Окжетпес». В этом году вышли в Премьер Лигу, но опять-таки, нет ни одного кокшетауского.

– Скоро будет День святого Валентина. Будете супругу поздравлять?

– Обязательно. Я хочу поздравить свою жену Гульзаду Калиевну с тем, что мы с ней знакомы 53 года, со школьных лет. Мы встретились, когда я учился в 11 классе, она в 9-м. Подружились, и вот уже 43 года будет, как мы женаты. Всю жизнь вместе. Двух сыновей воспитали – Аскара и Ануара, сейчас пять внуков подрастают.

– Скажите, а Вы публицисткой занимались?

– Нет. Я был первым начальником Акмолинской областной телерадиокомпании, исходя из этого Вы могли подумать, что я писал книги. Туда я попал как управленец, организатор.

Когда будете готовить материал, найдите возможность отметить, как я стал тем, кем являюсь сегодня. Вчера об этом говорил вашим коллегам, когда на телевидении интервью давал. Во-первых, благодаря родителям. Во-вторых, благодаря близким, друзьям, коллегам. И в-третьих, благодаря школе комсомола. Когда вручали орден «Құрмет», я его повесил рядом с комсомольским орденом. Не все поймут, но одно вытекает из другого. Кто я такой? Простой мальчик из сельской семьи.

Еще хочу обратиться к родителям – отдавайте детей в спорт. Он помогает физически окрепнуть, вырасти морально, быть в команде, держать удар, радоваться победам, уметь проигрывать. То есть он во всех отношениях положителен. Не обязательно, чтобы все становились чемпионами. Армия тоже помогает, я служил. Она учит постоять за себя, закаляет характер. Но до армии, до 18 лет еще дойти надо. Вот  поэтому и нужен спорт.

– Было ли что-то в Ваше карьере, о чем тогда нельзя было рассказывать, а теперь уже можно?

– Я бы не сказал, что у нас на что-то было табу. Ну и тогда была демократия, может не такая оголтелая, как сейчас. Я, допустим, как первый секретарь горкома комсомола, мог с трибуны критиковать первого секретаря горкома партии. Может, я выступал несколько наивно, поверхностно, говорил те проблемы, которые на виду лежат, но я искренне считал, что все делаю правильно.

– Как думаете, можно ли вообще победить коррупцию?

– Знаете, мы очень хитро скрываемся за фразой «Нет в мире государства, где нет коррупции». Конечно, искоренить ее на все 100 процентов тяжело. Кто-то говорит, расстреливать надо, как в Китае. Но я думаю, с другой стороны надо подойти. Ну, допустим, человек является начальником и зарабатывает, к примеру, 1,5 млн тенге. Жена его тоже работает, получает в год миллион. Вдруг он покупает машину за 10 млн тенге. Вот финансовая полиция должна задать вопрос ему, откуда деньги. Украл? Докажи, что не украл. Иначе получишь срок. Это упрощенно, конечно, но должен быть финансовый контроль.

И потом нужна градация. Если украл миллиард, тогда ты будешь врагом народа, ты вредитель, ты подрываешь устои государства. А вот бытовая коррупция... За нее надо наказывать, но, может быть, ее стоит называть по-другому? Не коррупцией. Потому что все подгоняя под коррупцию, мы оказались в числе лидеров. Ответ вовремя не дал – коррупция! Нельзя это слово лепить всем.

– Прогнозировать умеете? Как думаете, что ждет Казахстан в будущем?

– Я настроен оптимистично. Казахстан в надежных руках, в руках грамотной молодежи.

 

«Перекресток» подготовила

Айя КАЛЯГИНА

Фото автора

Опубликовано: 12.02.2019
Сообщить об ошибке