«Мой КСК» Хочется взаимопонимания

Мы продолжаем наш проект «Мой КСК», организованный совместно с акиматом города Кокшетау. Цель этого проекта – достичь максимально прозрачной работы кооперативов, узнать о проблемах, с которыми сталкиваются собственники в решении жилищных вопросов.

На этот раз мы встретились с председателем КСК «Луч», находящийся в районе школы №2. Кооперативом руководит Корнатовская Тамара Ивановна. Вот что она рассказала о своей работе нашему корреспонденту:

– Я руковожу этим кооперативом уже 22 года, сама его и организовала в 1996 году. В составе нашего КСК 18 домов. Когда начинали работу, дома были страшные. Подвалы сырые, сырость шла в квартиры. И днем, и ночью бегали – то порыв, то кран сорвало, все же старое было. В эту зиму в подвале у нас было пять аварий, что считаю неплохим показателем. Не как раньше было – до 18 аварий на один дом. И то их быстро устранили, жильцы неудобств не испытывали. Меняем частично водопровод, в двух домах уже заменили, работы ведутся сейчас.  Скоро начнем замену еще в одном доме № 72 по ул. Кудайбердиева. В обустройстве дворовых территорий очень помогает программа благоустройства, асфальтируются дворы, делают ограждения. Детские площадки мы делаем сами за свой счет. Сейчас еще не во всех дворах они есть. Где-то на 50% охвачена территория. Хотелось бы, конечно, чтобы помогало руководство города, ведь это территория Кокшетау. Но я благодарна и за ту помощь, которую оказали ранее. Хотя в целом, считаю, помощь просто необходима. Потому что все дорого стоит, своими средствами очень медленно это делается. Много еще нам предстоит обустраивать.

– Когда вы проводите ремонт в подъездах, собираете ли дополнительно средства с жильцов? И как делаете ремонт?

– Деньги дополнительно собираем. Жильцам предоставляем счета. За работу люди платят сами, а материал мы уже закупаем. Конечно, если денег совсем нет, помогаем. На мне, в основном, организационные вопросы. Я нахожу рабочих и договариваюсь. Сами мы делаем козырьки, они разваливаются в старых домах уже. Меняем старые окна на пластиковые. Сейчас сделали уже по одному подъезду по ул. Ауэзова 234 и Ауельбекова 137, два подъезда по ул. Баймуканова 158.

– На это тоже отдельно собираете деньги?

– Здесь не отдельно собираем, а рассчитываем на полгода в кредит. Потом в течение полугода частично люди оплачивают. Там сумма получается небольшая, около 20 тысяч тенге. Также в кредит оформляем и ремонт крыш. Кровля старая, много где бежит. Вот, вызываем оценщика, он составляет смету. Потом люди приходят, и предоставляем им суммы, которые они должны будут оплатить. Тоже в течение полугода отдают потом. При ремонте подъездов главное, чтобы была стопроцентная оплата. А то предлагают сделать с первого по третий этажи, а четвертый и пятый потом. Ну как я так могу сделать? Зачастую жильцы не могут между собой договориться. Потом приходят, ругаются, мол, вы ничего не делаете. Но сейчас как-то ситуация стала выравниваться. Люди стали реагировать на наши обращения, даже те, кто раньше не принимал участия в жизни кооператива.

– Тамара Ивановна, а как обстоят дела с собраниями? Часто собираетесь с жильцами?

– О, собрание – это проблема. Честно скажу, жильцы у нас пассивные. Многие только сюда приходят, кричат. Слушать не хотят. У нас диалога не получается, если честно. Я ведь тоже человек. И когда на меня начинают напирать, я тоже даю зеркальную реакцию. Два дома, где я с удовольствием провожу собрания – это Абая 133, 137. Там мы решаем вообще любые вопросы. Выходит большое количество людей, мы и по тарифам обговариваем, и по ремонту. Баймуканова 158 – тоже хороший дом. У меня домкомы есть там. С ними очень удобно и легко работать. Придет один человек, мне нужно то-то и то-то. Я всегда прошу, чтобы по-человечески зашли, объяснили без криков свои проблемы, вопросы. Я всегда отталкиваюсь от имеющихся средств, у нас же нет государственных дотаций. Мы работаем с деньгами, которые собираем с жильцов. Конечно, я какие-то средства аккумулирую, на непредвиденные нужды. И если человек реально нуждается в помощи, то берем оттуда. На инженерные сети я отдельно не собираю, это с тарифа делаем. А жильцы спрашивают: вот вы там поменяли и снова что-то меняете. А как они думали? Мы делаем очень хорошие объемы, аварий у нас немного. Но где-то уже по третьему кругу замену производим. Металл в дырочку, краны быстро летят. Стараюсь, чтобы каждый стояк работал отдельно, чтобы не отключать весь дом. 

– Скажите, на что тратятся собранные по тарифу средства? Вы сказали, что тариф составляет 20 тенге за кв. метр.

– Да, 20 тенге за кв. метр, плюс 60 тенге за дворника с человека. У меня в штате восемь работников, еще есть, кто работает по договорам. В среднем, кто на постоянной основе трудится, получает по 66 тыс тенге – это оклад, я сама получаю на руки 61 тысячу, кассир – 50 тысяч. Слесарь получает больше. На материалы, налоги уходит где-то 250 тысяч, сюда же и пенсионка входит. За освещение (уличный и подъездный свет) платим 150 тысяч тенге и выше, но лампочки люди меняют уже сами. Потому что лампочки я не смогу покупать. Единственное, где мы меняем – это подвалы. Там нужно, так как различные работы ведутся. Вот сейчас чистим подвалы, свет нужен. Частично вкладываемся в кровлю, чистим крыши тоже. В благоустройство вкладываю, детские площадки – насколько могу. Крылечки делаем. Процентов 70-80 регулярно оплачивают. Сейчас законы другие по взиманию долгов. Я заключила договор с нотариусом, с юристом. И мы вместе работаем. Общий долг на сегодняшний день составил уже 10 397 882 тенге. Это с 1998 года. Уже многие жильцы поменялись. Раньше с нашего дома бежали люди. Квартиры стоили около 500 долларов, это 1996 год. Много пустых квартир было. Сейчас все заселены. За прошлый год мы собрали 19 531 000 тенге. Только не напишите, что это за месяц – это за прошлый год! А то придут ко мне злые опять. И так говорят, что я свой магазин открыла, тут рядом магазин «Луч» тоже называется. Я им ответила: идите от моего имени, наберите все, что захотите. На Канары я летаю каждый год, оказывается. У меня ни по одному платежу нет долгов, плачу всегда вовремя.

 

– А наглядную агитацию размещаете на стендах?

– Нет, агитацию не развешиваю. Все равно через нас все проходит. Телефон круглосуточно работает. Ко мне звонят, я вызываю службы. У меня круглосуточно работает телефон. Кто желает знать, тот знает. По агитации я делала им специальные брошюрки, чтобы выучили права свои и обязанности. Раздавала, распространяла. Но пока выучили только права, обязанности не хотят учить. Отчеты делала, ходила по домам, но люди не понимают такого отношения. На бумаге, оказывается, что хочешь можно написать. Да еще вот суд был у меня недавно. Один деятель хотел мне иск выставить, почти полмиллиона. Но у него ничего не получилось. Должники у нас считают, что люди приходят сюда из благотворительных соображений. Сидит дома и вдруг решил, схожу-ка я в КСК, поработаю. Но сами же не хотят даже у себя дома что-то сделать бесплатно. Вот такие дела.

 

Выйдя из КСК, я прошел по дворам. Все подвалы закрыты, у подъездов порядок, видно, что дворник работает. Во дворе дома № 244 по улице Ауэзова увидел местных жителей. Попросил их рассказать о работе кооператива «Луч». Мне ответил пожилой мужчина Александр Сергеевич Косарев:

– Нет четкого разделения должностных обязанностей у служб. КСК на службы ссылается, те приезжают, говорят: нет, это КСК должен делать. Отчетности тоже нет, собрания не проводятся. Вот мы сами делали ремонт в подъезде на верхнем этаже. Людей сами нанимали, они хорошо сделали. Деньги, правда, собирали со скандалом. Особенно с квартирантов не допросишься.

К разговору подключилась еще одна жительница этого дома:

– В прошлом году организовали в нашем подъезде ремонт, но деньги мы сами заплатили. А так ничего не делают, если только отремонтировать что-то в квартире, но мы платим отдельно за это. Отопление – да, делают, опрессовку делают, а больше ничего не делают. Крыши не делают. Вот сделали у нас площадку, теперь мальчишки играют, а девочкам играть негде. Получается, у нас дискриминация девочек. Бывает, что площадку могут занять и школьники. У них тут уроки физкультуры проходят теперь. Хотя свое поле есть, но там каток. Это хорошо, конечно, что поле сделали им, там раньше вообще только собак выгуливали. А я считаю, что лучше бы по всему городу сделали сначала крыши всем, кровля протекает во многих домах, а потом уже на площадки средства направить. А так место заняли и все. А КСК надо проверять документально, а не так – статьи писать. От этого толку не будет. Вот пусть покажут отчетность, куда и какая сумма ушла, тогда видно будет. А так неизвестно, что куда они платят, – высказала свое мнение Людмила Павловна Т.

Получается, что вроде работают, но ничего не делают…

Из всего изложенного снова напрашивается вывод, что люди сами отстраняются от своих прав в области управления кооперативами. По жилищным отношениям каждый клиент любого КСК параллельно является и его учредителем. Поэтому здесь право каждого собственника на выражение претензий и предложений по работе кооператива не может быть отвергнуто. Конечно же, все должно излагаться цивилизованно и конструктивно. Но пассивная позиция, а где-то и нежелание вступать в спор с председателями КСК, не может быть решением проблемных вопросов. Ведь выборная система дает возможность избирать и быть избранным. Если не устраивает работа, то должно быть проведено собрание жильцов-учредителей и вынесено общее решение. Либо переизбрание главы, либо отказ от услуг такого типа и создание самоуправления. Люди должны понять, что все зависит только от них самих, от их доли участия в жизни своего дома, района, города.

 

 

 

 

 

Рустам ШАЛ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Л

Опубликовано: 13.03.2019
Сообщить об ошибке