«Перекресток «ЛГ». Шахарзат Куттыкожаева: «Миллиону долларов нашла бы применение»

Шахарзат Куттыкожаева – профессор, доктор физико-математических наук, «Лучший преподаватель вуза РК-2008», обладатель премий «За заслуги в развитии науки – 2011». Заведует кафедрой математики и методики преподавания КГУ им. Ш. Уалиханова. 7 ноября получила степень академика (действительный член Национальной инженерной академии РК). Среди одиннадцати представителей она была единственной женщиной-математиком из Казахстана.
 
 
Мы встретились с Шахарзат Нуртаевной, чтобы узнать больше о ней, ее любви к науке и взглядах на жизнь.
 
Расскажите, почему стали математиком.
– Окончила среднюю школу с золотой медалью. Вообще я мечтала стать медиком. Папа рано умер, нас у мамы было пятеро – один мальчик и четыре девочки. Все учились очень хорошо, окончили школу с медалями. Финансовое положение в семье было тяжелым, но мама в одиночку сумела всех нас поднять, дать высшее образование. Еще в первом классе я спрашивала у нее, куда идти учиться, чтобы иметь достойную зарплату. Мне хотелось помочь всем своим родным. И она говорила: «Вот станешь кандидатом наук, будешь получать 350 рублей». И я всю жизнь стремилась заниматься наукой. В седьмом классе поступила в заочную математическую школу, решив в одном журнале задачи, которые публиковались от МГУ и КазГУ. Три года отучилась заочно. Потом меня вызвал директор школы и спросил, куда решила поступать. Сказала, что в медицину – мне это нравилось. К тому же, первые места занимала на олимпиадах по химии, да и математике тоже. Тогда он объяснил, что в медицинский пробиться будет трудно – связи нужны. Посоветовал идти на физмат. И я выбрала КазГУ – ближе все-таки, чем МГУ.
 
Согласны с мнением, что женщины в основном гуманитарии, а математика ближе мужчинам?
– Нет, так не считаю. Есть отличные математики среди женщин, например, Ольга Ладыженская. Я изучала ее книги, когда писала работу на тему: «Математическое моделирование задач гидродинамики методом фиктивных областей». Это очень умный человек. Могу еще назвать Софью Ковалевскую. Да и у нас на кафедре больше половины математиков – женщины.
 
Что дает степень академика, кроме статуса?
– В принципе, помимо почета, ничего.
 
Прибавка к зарплате?
– Нет, такое не предусмотрено, даже к пенсии не прибавляют. Просто я мечтала достичь такого уровня. Защитила кандидатскую, потом докторскую, профессором стала и дошла до верхней ступени.
 
Вы ведь жили в Алматы, а как здесь оказались?
– По окончании университета в 1983 году меня направили в тогда еще Кокчетавский педагогический институт как молодого специалиста. Научный руководитель сказал мне: «Год отработаешь, потом приедешь, и будем писать кандидатскую диссертацию». Но я так и осталась тут.
 
Семью создали тоже здесь?
– Нет, замуж вышла после получения диплома в Алматы. Супруг – финансист, 30 лет проработал в банковской сфере. Последние 11 возглавлял филиал БТА Банка. У нас трое детей. Двое пошли по стопам отца. Старший сын – кандидат экономических наук, окончил КИМЭП. Второй учится в докторантуре в Китае. А дочь занялась языками. Она учится на четвертом курсе по специальности «Синхронный переводчик с английского и французского языков». В математику никто не пошел. Но дети учились хорошо, окончили гуманитарно-технический лицей-школу, занимали призовые места в конкурсах и на олимпиадах. А во время каникул я заставляла их каждый день решать задачи. Наверное, им надоело, потому и не захотели продолжать двигаться в этом направлении.
 
Чего алматинского Вам не хватало в Кокшетау?
– Друзей! Скучали по ним очень сильно, но общаемся с ними и по сей день. А еще тепла южного. Поначалу мерзли здесь. Потом привыкли. У нас была любимая работа, появились новые друзья.
 
Сейчас выпускникам советуют профилирующим предметом выбирать физику, так как с ней больше шансов поступить на грант. Как считаете, это правильно?
– Думаю, да. Конечно, выбор должен делать сам ребенок. Допустим, моя дочь поступила в IT-университет в Америке по программе «Болашак». Но по состоянию здоровья отказалась. Решила пойти на языки. И я считаю, что она сделала правильно.
 
А если нет способностей по части физики?
– Вообще нет неспособных детей, просто нужно с каждым заниматься с первого класса. Наверстать все в последний год будет трудно. Не поздно взяться за учебу хотя бы с класса седьмого. Если ученик не понимает математику, значит, был где-то пробел, что-то упущено. Хороший преподаватель найдет подход, чтобы дети полюбили его предмет.
 
В Вашей практика была задача, которую не могли решить?
– Да, когда писала диссертацию. Тема была «Метод фиктивных областей для уравнений Навье-Стокса». Мне нелегко давались неоднородные уравнения. Но мой научный руководитель, Шалтай Смагулович Смагулов (его уже нет в живых), очень помог мне. Я считаю его лучшим математиком в Казахстане. После его смерти моим научным консультантом назначили Бахытжана Турсыновича Жумагулова (ныне министр образования РК). Вообще мне очень повезло с наставниками.
 
Известный в России математик Григорий Перельман решил одну из семи задач тысячелетия, но от премии в миллион долларов отказался. Вы бы как поступили?
– Я бы, конечно, не отказалась! Миллиону долларов нашла бы применение. У меня есть мечта – открыть математическую школу, может, платную, но недорогую, чтобы компенсировать труд преподавателей. Там собрать талантливых детей из отдаленных районов, у которых нет возможности ехать куда-то учиться. А педагогов замечательных у нас много.
 
Что Вы сделаете, если ученик, который всегда отличался прилежанием и исполнительностью, вдруг придет на урок неподготовленным?
– Отнесусь с пониманием, снисхождением. Важно, чтобы результат был. Есть ребята, которые в течение семестра не занимаются или попросту работают где-то, но экзамены сдают на «отлично».
 
Что лучше – устный экзамен или тест?
– Естественно, экзамен. Это ведь контакт преподавателя со студентом, при котором можно понять, разбирается ли студент в предмете, есть ли у него понимание того, о чем он говорит. Но у нас нет другого выхода. Однако в университете у нас проводится комплексная проверка знаний, то есть и тестирование, и по билетам...
 
В Германии при переходе в старшее звено учащиеся выбирают предметы, которые будут изучать в связи с выбором будущей профессии.
– Я считаю, что это правильно. Скорее всего у нас тоже это когда-нибудь будет, мы к этому придем. Дети перегружены, отнимаются лишние силы, время, здоровье.
 
А если школьник скажет, что станет журналистом, и математика ему не нужна, Вам не будет обидно?
– Нет, почему вдруг? Пусть он глубже изучит литературу, журналистику, нежели математику. Главное, он знает, как считать деньги. Вот и достаточно!
 
Не возникало желания оставить работу преподавателя?
– Бывало такое, в частности, после того как детей родила. Возвращалась к мысли: «Если бы я была врачом…» Даже тогда, когда были определенные достижения в математике, задумывалась о медицине.
 
Чем она Вас привлекала?
– Мой папа ушел из жизни из-за серьезного заболевания. Потом мама страдала от тяжелого недуга. Я хотела помочь им. Зато старшая сестра выбрала эту сферу, достигла того, о чем мечтала я. Занимается иглоукалыванием, лечением пиявками. Поставила на ноги маму. Да и мы все к ней обращаемся сразу, она всегда оказывается рядом в нужную минуту. Моя сестра – врач по призванию! Пациенты ее обожают.
 
В социальной сети у Вас есть своя страничка. Часто ее посещаете?
– Нет. В основном общаюсь с учеными, коллегами и друзьями из зарубежных учебных заведений. Обсуждаем науку.
 
Квартира педагога обычно завалена книгами. А Ваша?
– То же самое. У меня везде лежит литература по математике. Сейчас занялась активным изучением английского. Хочу вести математику на иностранном языке. Это моя мечта. Уже пишу статьи на английском, выступаю на конференциях.
 
Выходит, осваивать новые языки можно в любом возрасте?
– Разумеется. Тяжеловато, конечно, но я упорно иду к своей цели.
 
Многие бояться языкового барьера. Вы с ним как справились?
– Мое произношение тоже не самое лучшее, но я не стыжусь. Думаю, это временно, постепенно буду совершенствоваться.
 
Наверняка у Вас много грамот, дипломов. Есть награда, которой особенно дорожите?
– К 50-летию КГУ им. Ш. Уалиханова я получила знак «За заслуги в развитии науки РК». Для меня он очень ценен. Все свои благодарственные письма и знаки почета я обязательно показываю маме.
 
Гостям обычно раздают фотоальбомы, чтобы скоротали время до ужина. А Вы грамоты свои демонстрируете?
– Нет, они хранятся дома, но не на виду.
 
Значит, Вы скромный человек?
– Нет, такой себя назвать не могу. Честно говоря, я не очень скромная (смеется). Позволяю себе иногда хвастаться родными, порой и своими достижениями.
 
Вы ездили на практику за границу. Где понравилось больше всего?
– Я выиграла целевой грант в 20 тысяч долларов. Поэтому я ездила и участвовала в международных конференциях. Побывала в Шри-Ланке, Объединенных Арабских Эмиратах, Китае, Франции, Египте, Кыргызстане, России. Но больше всего меня поразила красотой Франция. Понравилась там и организация мероприятий. Не согласна, что это серая, мрачная страна, как о ней иногда отзываются. Мы были в июле в курортном местечке Ле-Сабль-д’Олон – все утопало в цветах. Взбиралась на Эйфелеву башню – эмоции не описать. Ощущения страха не было, только восторг. Стало немного обидно за своих коллег. Там условия другие, люди более приветливые. Со мной в качестве переводчика ездила дочь, и она говорила: «Мама, тут все улыбаются, даже собаки!»
 
Как математика помогает в повседневной жизни, быть может, на базаре Вас никогда не смогут обмануть со сдачей. Хорошо в уме считаете?
– Нет, не сказала бы. С простой арифметикой все понятно, а большие суммы сложить нелегко. Зато я умею быстро читать слова или целые предложения задом наперед. Это у меня с детства проявилось. Автоматически как-то выходит. Ни у родителей, ни у детей такой способности нет.
 
Можете представить, какой пенсионеркой себя видите?
– Самое главное – здоровой. Нужно заняться спортом – хочу ходить на занятия йогой. Потом надо бы французский освоить.
 
Бабушки вроде как должны посвящать себя внукам, а Вы всегда заняты. Что говорите им?
– Я закрываюсь в кабинете, объясняю, что мне нужно работать. Жалею, что так выходит, но по-другому никак. Хочу довести все до конца. Мне кажется, что пробелов не должно быть. Если упустишь какой-то момент, то уже что-то не получается, и желание пропадает. Наша проблема – лень. Вообще я восхищаюсь своей свекровью. Когда писала диссертацию, она помогала с воспитанием детей. Она проработала учителем в школе более 45 лет. Хочу сказать, что моим достижения в науке я во многом обязана ее и мужу.
 
Получается, Вы ставите цель, достигаете ее, а потом ставите новую и движетесь к ней. Есть некий предел, на котором планируете остановиться?
– Вообще каждый раз себе говорю: «Вот то-то закончу и все, буду заниматься домом». Но снова что-то новое появляется, к счастью, наверное. Женщина должна успевать везде – и на работе, и по дому.
 

«Перекресток» подготовили:

Рашида ШАЙМЕРДЕНОВА

Айя КАЛЯГИНА

Адиль ТУЛЕПБЕРГЕНОВ

Аружан САТАБАЛДИНОВА

Асет МУКАНОВ

Любовь ПИСТОВНИКОВА

Маржан КУЛЬЧУКОВА

Фото Ильи ШАКИРОВА

 

Опубликовано: 10.12.2012
Сообщить об ошибке